ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ
На выставке «Россия» на ВДНХ обсудят вопросы цифровизации строительной отрасли

На международной выставке-форуме «Россия» пройдет стратегическая сессия «Цифровое строительство: от идеи к практике цифровизации отрасли в регионах». Организатором мероприятия выступает Центр компетенций Российской Федерации по цифровой трансформации строительной отрасли и Индустриальный центр компетенций (ИЦК) «Строительство» при Минстрое России. Национальная цель развития «Цифровая трансформа...

Министерство строительства России утвердило методику определения стоимости информационной модели в строительной отрасли

Приказом Минстроя России были внесены коррективы в Методику определения сметной стоимости различных видов работ в сфере строительства, реконструкции, капитального ремонта, демонтажа и работ по сохранению объектов культурного наследия. Как отметил заместитель министра строительства и жилищно-коммунального хозяйства РФ, Константин Михайлик, одним из ключевых аспектов применения информационного мо...

После 8 лет разбирательств было принято решение в пользу жильцов многоквартирных домов

27 марта 2024 года был принят законопроект в третьем чтении, который дает жильцам возможность самостоятельно выбирать провайдера в многоквартирных домах (МКД), что станет еще одним важным шагом к свободному подключению домашнего интернета. С 2016 года отрасль связи активно выступала за честную конкуренцию. За это время стоимость размещения оборудования операторами росла, а отсутствие конкуренци...

В России 759 городов признаны благоприятными для проживания

По результатам расчета индекса качества городской среды для 1 117 городов за 2023 год благоприятными для проживания признаны 759 городов при плановом значении 603 города. Среднее значение индекса составляет 200 баллов при плановом значении 198 баллов. Прирост среднего индекса качества городской среды по отношению к 2019 году составил 18% при плановом значении 17%. «Индекс качества городской сре...

Вопросы, связанные с реализацией Комплексной государственной программы "Строительство", были обсуждены на заседании Совета Федерации

Заместитель Министра строительства и ЖКХ РФ Юрий Гордеев принял участие в «круглом столе» на тему актуальных вопросов реализации мероприятий комплексной программы РФ «Строительство», который сегодня прошел в Комитете Совета Федерации по федеративному устройству, региональной политике, местному самоуправлению и делам Севера. Круглый стол состоялся под председательством главы Комитета Андрея Шевч...

Элита строительной отрасли встретится в схватке за титул "самых интеллектуальных" представителей отрасли

10 апреля в Москве пройдёт третий ежегодный корпоративный IQ чемпионат строительной индустрии – Интеллектуальная битва «Звёзды строительной отрасли». Мероприятие приурочено к важной дате в истории отрасли – 100-летию «Строительной газеты», ведущего информационного партнера Минстроя России. «В этот особенный день мы приглашаем ведущих фигур строительного комплекса России с целью п...

19 Июля 2013

Города России. Проблемы и решения проектирования и реализации

Города России. Проблемы и решения проектирования и реализации

За последнее столетие Россия претерпела огромные изменения в области градостроительства, не имевшие аналогов в мире. В этой связи нам самим надо выработать градостроительные стандарты.

Напомним, что в советское время, к концу 1980 г., практически все регионы, города, поселения различных видов, включая курортные зоны, поселки городского типа и даже центральные усадьбы, имели достаточно регулярно обновляемые проекты своего градостроительного развития. Эта работа выполнялась как крупными научно-исследовательскими и проектными институтами, так и силами коллективов Гражданпроектов, имевшихся практически в каждом крупном городе, областном или краевом центре. Однако эти генеральные планы, как правило, не получали воплощения. Строительство индустриального жилья выполнялось не комплексно, порождая дефицит школ, больниц, детских садов и т. д. К сожалению, в соответствии с действующими в тот период нормативными документами, намеченные в генеральных планах прогнозы не должны были рассматриваться как обязанность государства по финансированию. В результате в России появились сотни наспех построенных городов, поселков и кварталов, в которых до сих пор проживает значительная часть населения страны.

С введением «капитализма» в России градостроительство начало приходить в упадок. Многие города перестали обновляться. Заводы встали, сельское население стало переезжать в города. Оценивая в целом современные тенденции и состояние градостроительства страны, необходимо отметить, что наряду с относительно благополучными несколькими городами подавляющее большинство городов живет по устаревшим генпланам, разработанным и утвержденным двадцать и более лет назад. Новое строительство почти не ведется. Постройки приходят в упадок, а преобладающая часть населения находится на грани нищенского выживания. С карты страны каждое десятилетие исчезают тысячи сельских поселений. За последние полвека (1959—2010 гг.) число сельских поселений сократилось более чем в 2 раза с 294 тыс. до 134 тыс.

Произошел беспрецедентный в мировой практике, скачкообразный рост числа автомашин. За последние 20 лет их количество в некоторых городах увеличилось почти в 20 раз. При этом повсеместно сеть дорог находится в крайне запущенном состоянии. Таким образом, в России миллионы людей живут в строениях и пользуются дорогами 60-, 70- и даже 90-летней давности. Это не идет ни в какое сравнение со странами Европы и Америки, где жилой и дорожный фонды периодически подвергались интенсивному обновлению.

Нет сомнения, что возрождение российского градостроительства напрямую зависит от обновления и совершенствования ее экономики. Опора только на сравнительно узкую востребованность кадров в нефтегазовом комплексе не позволит сформировать полноценную систему расселения в стране. Для нормального функционирования нефтегазового комплекса достаточно 15 % общей численности трудовых ресурсов страны. Без интенсивного использования остальных 85 % невозможно полноценно реализовать градостроительный потенциал страны.

Однако реализация новой модели экономического и социального развития страны возможна лишь при создании благоприятных условий для воспроизводства ее главного ресурса — человеческого потенциала, что, в свою очередь, непосредственно связано с реконструкцией системы расселения и кардинальным повышением качества градостроительной среды. Только при таком подходе возможно формирование и устойчивое функционирование градообразующих объектов для преобладающей части российских городов. Только при таком подходе возможно столь важное для страны продвижение систем расселения на восток. Таким образом, новое время характеризуется:

• односторонней ориентацией структуры экономики, лишившей за последние десятилетия многие города и поселки хозяйственной основы развития;

• усиливающейся региональной диспропорцией между развитием сырьедобывающих регионов и преобладающей части субъектов Федерации;

• избыточной централизацией функций и ресурсов в Москве и неравноправным характером отношений между столицей и другими субъектами Федерации;

• недооценкой роли развития транспортной и других градостроительных инфраструктур, что препятствует формированию национальной экономики;

• недооценкой важности местного самоуправления, которое при полноценном развитии может взять на себя решение большого круга задач.

Чтобы исправить положение с градостроительством, еще в 1998 г. был введен первый в истории страны Градостроительный кодекс Российской Федерации. Однако он своих задач не выполнил.

В новом Градостроительном кодексе (2004 г.) исчезло понятие «генеральная схема расселения». Тем самым градостроительство в целом оказалось вне законодательного поля. В кодексе отсутствуют понятия градостроительного законодательства (градостроительное регулирование, градостроительная документация), правовые акты территориального планирования и правовое зонирование. Значительно урезаны полномочия субъектов Федерации — с 15 в прежнем кодексе до четырех. Полностью отсутствует раздел «Экономическая основа градостроительной деятельности» и многое другое. Кодекс 2004 г. лишь упростил процедуру ускоренной распродажи городской территории. Мало того, с нашей точки зрения, ныне действующий Градостроительный кодекс содержит ряд положений, которые могут нанести серьезный ущерб социально-экономическому и архитектурно-планировочному развитию городских и сельских поселений. Несовершенство кодекса открывает дорогу коррупционной деятельности в торговле городской территорией.

К сожалению, здесь нет возможности подробно проанализировать недостатки этого документа. Ясно только, что, помимо вопросов, связанных с землей, кодекс должен затронуть: уровень города, уровень агломерации, уровень региона и особенно уровень страны. Отмечу, что РААСН неоднократно, без видимого результата, обращалась в правительство с критикой Градостроительного кодекса.

Полноценное формирование взаимосвязанной системы регулирования развития городов должно базироваться на разработке Градостроительной доктрины Российской Федерации и Генеральной схемы расселения.

Градостроительная доктрина — это прогнозы развития градостроительства, содержащие концептуальные подходы и опирающиеся на долгосрочные прогнозы социальноэкономического и пространственного развития страны. Эти прогнозы должны создавать благоприятные предпосылки и условия для устойчивого развития нашего государства. Градостроительная доктрина России определяет стратегию развития градостроительства и создает концептуальную основу для генеральной схемы расселения.

Доктрина определяет:

• направление развития общенациональной системы расселения, способствующей: становлению новой прогрессивной модели социально-экономического развития страны; формированию единого экономического и социального пространства; обеспечению национальной безопасности и защите геополитических интересов страны; развитию внешнеэкономических связей, активизации транзитных потоков; формированию благоприятной среды жизнедеятельности, а также созданию полноценной иерархии региональных центров;

• направления развития региональных систем расселения применительно к районам традиционного освоения — развитие восточных районов, включая территории пионерного освоения.

Доктрина определяет предпочтения применительно к изменяющимся условиям и требованиям различных форм расселения. Среди них: агломерационные формы расселения, монопрофильные поселения, сельско-городские образования, а также города с историко-культурным наследием.

Доктрина расселения — это научно обоснованная, долгосрочная градостроительная стратегия, которая служит концептуальной основой для разработки генсхемы. Она может разрабатываться на срок до 50 лет и более.

Иной подход должен быть применен при разработке генсхемы. Ее роль определяется в доктрине как первый этап развития градостроительства. Временной горизонт схемы, по-видимому, не должен превышать 15—20 лет. Ее разработка носит инвариантный характер, главное предназначение схемы — «территориальная привязка» основных позиций, обоснованных в доктрине, и создание «задела», который не будет служить препятствием для реализации стратегических направлений, обоснованных в доктрине.

Не менее существенная цель генсхемы — обеспечение взаимоувязанного, непротиворечивого развития в крупных регионах магистральных и региональных инфраструктурных объектов. Одна из важных «расселенческих» задач — формирование системы региональных и субрегиональных центров. Важно в генсхеме зарезервировать территории, которые могут быть востребованы на последующих этапах реализации доктрины.

Наиболее существенные позиции генсхемы:

• ориентация на решение задач, связанных с территориальной привязкой основных позиций, обоснованных в доктрине, и создание задела (в том числе и резервирование территории), который не будет служить препятствием для реализации стратегических направлений, обоснованных в доктрине;

• обеспечение увязки непротиворечивого развития крупных объектов различных экономических сфер и видов деятельности, как в целом по стране, так и в регионах. Генсхема должна содействовать формированию системы региональных и субрегиональных центров, развитию существующих и потенциальных агломерационных образований.

Наличие Градостроительной доктрины и Генеральной схемы расселения имеет огромное значение для России. Их отсутствие, рано или поздно, приведет к разбалансированию всех российских экономических систем. Это выдвигает градостроительство в число главных направлений долгосрочной стратегии и государственной политики страны.

Наличие генсхемы расселения предполагает также выработку нового отношения к генеральным планам городов. Этот документ должен определять как макростратегию развития города до 50 лет, так и тактику ее реализации этапами по 5—7 лет. Генплан призван не столько определять всю строительную политику в городе, как это было раньше, сколько оберегать от захвата тактически и стратегически важные городские территории, необходимые для его развития. Огромную роль в этом процессе должен играть городской мониторинг. Канадский опыт показывает, как при помощи спутника можно контролировать все городские процессы, включая строительную деятельность, транспорт и даже ряд социальных процессов.

Следует отметить, что огромный вред разработке градостроительной документации принесло принятие закона № 94-ФЗ. В его основе — требование организации тендеров, в которых выигрывает организация, предложившая наименьшую стоимость выполнения проекта и более короткие сроки его выполнения. Никаких требований к профессиональной пригодности организаций и исполнителей не выдвигается. Нередко отмечалось, что суммы, которые предлагали непрофессиональные организации, заведомо не позволяли качественно выполнить задание. В результате резко возросло число некачественных проектов, которые нельзя использовать на практике.

Кроме того, после более 20 лет проведения «разгосударствления» в стране наблюдается неразбериха в сфере применения всех видов градостроительной документации, включая архитектурное и строительное нормирование, что является тормозом развития всей строительной деятельности.


Системы расселения

Рассматривая множество частных вопросов организации градостроительных процессов, важно не потерять страну в целом. Для этого должна быть создана полноценная концепция системы расселения России. Исследования показывают, что намечаются четыре возможных пути организации систем расселения.

Первый путь может быть обозначен как путь активного совершенствования и развития региональных систем расселения. При этом особое внимание следует уделить восточным регионам. В этом процессе огромную роль будет играть местное самоуправление. Сейчас оно лишено реальных финансовых ресурсов для обеспечения маломальски комплексного развития. Активное развитие систем расселения в тех или иных регионах будет способствовать также возрождению городских и сельских поселений. В результате, как считают авторы этой концепции, диспропорции между различными городами и поселениями в этих регионах будут с каждым годом уменьшаться. Недостаток такого подхода — отсутствие некой градостроительной системы государственного масштаба, объединяющей регионы в единое целое.

Второй путь — это первоочередное развитие в стране крупных агломераций. Таких агломераций может быть около 20, причем они будут «прирастать» в основном переселенцами из бесперспективных городов, сельских поселений, моногородов и рабочих поселков. Расширение Москвы может рассматриваться как первый шаг в этом направлении. Но политика «сжатия» территории России до нескольких крупных городов неминуемо приведет к гибели огромного числа населенных мест и к необходимости траты огромных средств на переселение жителей. Кроме того, это гибель сельского хозяйства страны.

Третий путь, предлагаемый рядом исследователей, связан с необходимостью скорейшего освоения полярного и приполярного регионов России и возвратом к проблеме формирования северной железнодорожной трассы, столь актуальной в 1940—1950-е гг. Доступ к значительным массивам полезных ископаемых, а также нападки «соседей» на полярный регион делают предложение по первейшему развитию Заполярья исключительно своевременным. В этом отношении особого внимания заслуживает начавшееся возрождение Северного морского пути, что вызвано формированием и воссозданием системы городских и других поселений, связанных с его обслуживанием. Недостаток — уход (хотя и временный) от огромных градостроительных проблем запада России, южных областей Сибири и Дальнего Востока.

Четвертый путь — это дальнейшее развитие гигантской Евразийской трассы расселения на базе Транссибирской магистрали. Вдоль этой трассы расположены основные российские города и агломерации.

Усиление этой трассы будет способствовать созданию мощного общероссийского каркаса расселения, что приведет к активному освоению восточных регионов страны.

Построив через всю страну новый транспортный коридор, мы сможем достичь скоростей около 500 км/ч. При этом на поездку до Владивостока будем тратить менее суток! Напомню, что такие скорости уже достигнуты на поездных трассах Европы и Китая. Вместе с тем нельзя исключить и негативные аспекты при формировании подобной системы расселения. Мощный транспортный коридор может стать магнитом, притягивающим население из других регионов России, увеличивая тем самым территориальные диспропорции. Особый вред такая система расселения может нанести сельскому хозяйству.

Речь, естественно, не идет о противопоставлении этих четырех систем. Видимо, следует сочетать эти системы, наметить новые и определить, развитие какой из них следует считать первоочередным.


Проблема малых городов

Сейчас именно малым городам грозит наибольшая опасность. На города с населением до 100 тыс. человек приходится 85 % всех городов России (по данным В. Я. Любовного на 2010 г.). В СССР же только поселков городского типа насчитывалось около 3500. Сейчас, в связи с вымиранием, переходом в категорию сел и присоединением к городам, число малых населенных пунктов сократилось вдвое. Лишаются населения и переходят в иные категории сотни военных городков. Но это лишь изменение статуса: строения-то остались, и люди в них живут.

В госструктурах линия на «сжатие пространства» путем уничтожения малых населенных пунктов весьма популярна. В частности, в сообщении бывшего министра экономического развития РФ Э.С.Набиуллиной на Московском урбанистическом форуме 2012 г. говорилось: «...убывание городов небольшого размера является непреодолимой глобальной тенденцией, и мы не можем не принимать ее во внимание. Есть оценки, что в течение ближайших 20 лет из малых городов России может высвободиться порядка 15—20 млн человек».

Цифры потрясают! Приведенные масштабы миграции (15—20 млн человек) сопоставимы с численностью в них всего трудоспособного населения. В общей сложности это 30—35 млн человек, т.е. четверть всего населения России. Такое «великое переселение» равносильно стихийному бедствию. Масштабы его вряд ли имеют аналоги в мировой истории. Нечто подобное происходило только в годы Отечественной войны. Тогда на советской территории были разрушены 1710 городов и поселков городского типа. Теперь, по планам инициаторов «сжатия пространства», предлагается ликвидировать 1809 малых городов и поселков городского типа!

Реализация идеи «сжатия» усугубит и без того крайне тревожную ситуацию с сельским расселением. Такое впечатление, что провальный советский опыт массового переселения «неперспективных» сел нас ничему не научил. За межпереписной период (2002—2010 гг.) число сел, в которых нет постоянного населения, возросло с 13 до 19 тыс.

Значит ли это, что нет городов, от которых следовало бы избавиться. Конечно, есть, но их, безусловно, меньшинство.

В советские годы, в условиях преимущественно отраслевого, ведомственного управления, преобладающая часть городов и поселков рассматривалась как некое приложение к предприятиям. В результате появились «монопрофильные» города и поселки — наиболее многочисленная и вместе с тем самая уязвимая категория населенных мест, систематически находящаяся в зоне риска. Но в них проживает 15—17 млн человек. Причем в Приволжском, Уральском и Сибирском федеральных округах их доля превышает 50 % общего числа городов.

Проводимая в последние годы правительством работа по монопрофильным городам является важным этапом в решении этой проблемы. Но она охватывает лишь 1/10 часть городов, попавших в официальный перечень, включающий 215 городов и 120 поселков городского типа и сельских поселений. При этом оказались не учтенными несколько тысяч поселков городского типа, в которых проживают миллионы человек.

Малые города имеют весьма существенные различия. Если наше государство начнет интенсивно совершенствовать весь спектр малых городов, их роль в народном хозяйстве страны может оказаться неоценимой. Среди малых городов есть такие, в которых рационально развивать или возрождать промышленность, но часть из них может трансформироваться в центры природных заповедников, рекреационные центры, межселенные центры, обучающие центры, пересадочные узлы и т. д. Многие малые города могут стать точками нового агломерационного роста. Такие города следует выявлять и всячески развивать. Это — система, скрепляющая наше государство, что в современных экономических и геополитических условиях жизненно важно. Они способствуют обеспечению национальной безопасности и реализации особых геополитических интересов страны.

Не лишено основания и предположение, что в стране может начаться строительство новых малых городов. И не только с целью замены старых, отживших — Сколково же новый малый город. На малых городах может быть основано возрождение всего аграрно-промышленного комплекса. Целенаправленное их развитие может стать важнейшей государственной задачей. Малые сельскохозяйственные города позволят не только обеспечить продовольственную безопасность страны, но и расширить ее экспортный потенциал.

Кроме промышленной группы городов, следует обратить внимание на малые города, обладающие историко-культурным потенциалом. Об их сносе, переносе или интенсивной перестройке не может быть речи. Много говорится о необходимости включения их в туристический и коммерческий «оборот». Следовательно, в них начнется интенсивное гостиничное строительство. Но большинство этих городов находится в плачевном состоянии. Чтобы использовать их как полноценные туристические объекты потребуется коренная перестройка всех инфраструктурных и инженерных систем. (Сейчас не во всех исторических городах есть полноценный водопровод и канализация.) Подобные реконструктивные мероприятия неизбежно привлекут мигрантов, что повлечет за собой новое строительство. Для этого необходимо выработать совершенно особый, «реконструктивный» подход. А его нет! Он должен не только касаться проблем охраны архитектурных или градостроительных памятников, но и включать широкий круг проблем, связанных с созданием жилых районов по новым, современным стандартам.

Вместе с тем в советской практике градостроительства были и примеры строительства малых городов особого типа — наукоградов, академгородков, городов атомной промышленности, получивших статус городов в 1945—1958 гг.

Формирование «атомных» городов осуществлялось на основе генеральных планов, которые в короткие сроки были практически полностью реализованы. В этих городах научно-производственные зоны и жилые комплексы сочетались с высоким уровнем благоустройства. В них формирование системы культурно-бытовых учреждений осуществлялось по более щедрым нормативам по сравнению с принятыми в стране строительными нормами и правилами. В частности, в каждом из таких городов (даже с населением в 30 тыс. человек) был свой театр.

Итак, будущее малых городов, а в их числе и моногородов, настолько сложная и многогранная проблема, что для ее решения потребуется не какое-то одно, единое решение, но детальный и строго индивидуальный подход в каждом отдельном случае. Если мы действительно хотим решить проблему малых городов, потребуется выработать совершенно новую методику их оценки и каждому определить свой, индивидуальный путь развития. И делать это надо немедленно.


Проблемы крупных городов  (на примере Москвы)

В нашей стране наблюдается нарастание региональной диспропорции между развитием столицы и городов в экспортно-ориентированных регионах, с одной стороны, и стагнацией остальной, преобладающей части субъектов Федерации — с другой. Региональная асимметрия в значительной мере является следствием избыточной концентрации финансовых потоков в столице, благодаря сосредоточению в ней практически всех вертикально-интегрированных компаний.

Говоря о подобных диспропорциях, нельзя не упомянуть о странных метаморфозах, происходящих с градостроительством в наших крупнейших городах. Например, в Москве с присоединением к ней территории в 1,5 раз большей, чем она занимала до этого. Желание вывести из города некоторые государственные структуры не потребовало бы таких территорий. Судя по всему, на эти территории предполагается коммерческое переселение жителей из всех малых городов страны, а возможно, и иностранных мигрантов.

Чтобы придать этому событию профессиональную значимость, в январе 2012 г. был объявлен конкурс на разработку проекта Концепции развития Московской агломерации. Это было беспрецедентное событие. Международных конкурсов не проводилось в России с 1930-х гг. Для участия в нем из 40 стран мира архитектурными бюро было прислано около 70 портфолио. Группа экспертов, включавшая и иностранцев, отобрала девять проектных коллективов, из них шесть иностранных и три российских. Однако большинство "избранных" групп имели смешанный состав, поскольку в них входили как российские, так и иностранные зодчие.

Вместе с тем методика проведения конкурса была довольно страной. Конкурс был объявлен уже после юридического акта о присоединении к городу южных территорий, таким образом, любые предложения по иной структуре развития Московской агломерации не интересовали руководство конкурса. Не был официально объявлен состав жюри конкурса. Не были оговорены права группы, выигравшей конкурс. Конкурс даже не предполагал наличие "конкурсной тайны". Ежемесячно с Февраля по август 2012 г. все девять участников должны были ежемесячно отчитываться перед некой экспертной комиссией, перед «публикой», а также друг перед другом и, таким образом, раскрывать содержание своих наработок. Нет возможности в этом докладе проанализировать все девять творческих работ. На мой взгляд, к наиболее значимым можно отнести следующие.

Во-первых, проект ЦНИИП градостроительства РААСН, в нем активно используется территория Московской агломерации. В проекте предлагается так называемая дуга возможностей, некая зона вблизи Москвы, в которой могут разместиться новые жилые образования. Кроме того, авторы предлагали построить плотное городское образование Federal City в районе дер. Коммунарки и пространственно соединить его с существующими городами на присоединенных территориях.

Интересен проект французской фирмы «Grumbach» (с участием мастерской С. Ткаченко). В нем предлагалась не равномерная застройка всей присоединенной территории, но ограниченная зона в виде линейного транспортного коридора (включая и метро), идущего на юг от площади трех вокзалов, через Троицк и Красную Пахру. Из всех проектов именно он содержит наиболее щадящий подход к присоединенной территории.

Большой интерес, на наш взгляд, представляет проект архитектурного бюро «Остоженка». Авторы утверждают, что в Москве и без присоединенных территорий достаточно места для размещения объектов, указанных в конкурсной программе. Новую застройку предлагается разместить вдоль Москвы-реки, на промышленных территориях и территориях железных дорог, превращая тем самым берега реки в наиболее престижную часть столичной застройки. На присоединенных же к Москве территориях предполагается создать специфическую курортную зону с небольшими районами застройки.

Но, по последним данным, на присоединенных к Москве территориях собираются разместить не правительственные центры и даже не курортную зону, а коммерческую застройку для 2,5 млн жителей, и территории эти уже интенсивно застраиваются. Если к столице с юга прибавится город, без мест приложения труда, без школ, больниц, без мест развлечения и т.д., то в старую часть Москвы направится больше миллиона машин. Это грозит столице, как минимум, транспортной катастрофой.

Уже сейчас в Москве число машин возросло с 20 автомобилей на 1000 жителей в 1990-е гг. до 400 — в 2012 г. При этом стала резко падать скорость их передвижения. Улицы и проезды забиты машинами. Надо срочно уплотнять сетку улиц и создавать стоянки на огромных московских территориях. Хотим мы или нет, город придется активно реструктурировать, не считаясь с затратами. Неизбежно появятся новые надземные автотрассы, монорельсовые пути, зоны скоростного общественного транспорта. Кроме того, потребуется пробить подземные тоннели, организовать подземные стоянки и т. д. Ясно, что это приведет к фантастическим затратам. Городу Бостону, например, тоннельная реконструкция транспортной системы обошлась в 20 млрд дол. (до кризиса 2008 г.), а Бостон гораздо меньше Москвы, и сетка улиц у него плотнее.

Пример Москвы может служить уроком и другим крупным городам. Им не следует экономить на стратегических градостроительных исследованиях. Каждый город обязан иметь полноценный, современный генплан, а также экономический и пространственный прогноз развития. Конечно, каждый город имеет свой путь развития, но мне кажется, что в большинстве случаев экстенсивный путь их развития бесперспективен. Архитектурное бюро «Остоженка» без труда нашло даже в Москве огромные территориальные резервы. Они есть и в других крупных городах.


Новый городской стандарт

Предположим, принято решение возрождать большую часть малых городов. Как? Красить фасады, чистить подъезды и латать инженерные сети? Естественно, где-то придется так и делать. Но надо в каждом конкретном случае исследовать и просчитать что выгоднее — построить рядом поселение по новым стандартам или восстановить старое. При этом встают два вопроса: зачем строить новые города, когда нет прироста населения, и какими должны быть эти города? Если мы хотим достичь хотя бы нормы 30 м2 на человека, как в Сколково (сейчас не везде и 9 м2), то в стране придется строить новое жилье.

Второй вопрос, — какой должна быть их застройка, — сложнее.

Те четверть века, что наше градостроительство пребывало в растерянности, мир искал новые пути в проектировании городов. В Англии и поныне идет дальнейшее развитие новых городов-спутников и систем микрорайонных связей. Ведется интереснейший поиск взаимодействия сеток улиц в жилых кварталах, организации систем обслуживания, а также их взаимосвязи с общественным и личным транспортом.

Кроме того, на государственном уровне идет поиск городов, нуждающихся в возрождении, и разрабатываются экономические, социальные и градостроительные планы их реабилитации. Вот, например, г. Мидуэй. Англичане характеризуют его так: «Город отличается низкими доходами, цены на недвижимость составляют 68 % среднего регионального уровня. Большая часть социального жилья находится в упадке и требует возобновления или замены. Доходы жителей низкие. Только 18,3 % жителей, занятых на чиновничьих должностях, имеют степень или высший диплом по сравнению с 30,5 % у чиновников юго-востока страны. Каждый восьмой житель не имеет высшего образования. Для жителей предпочтительны традиционные виды промышленности. Не ведется соци- ально-просветительская деятельность, не развиваются места досуга, спорта, развлечений и медицины, что приводит к депрессивному состоянию общества». Тем не менее сейчас, с помощью государства, этот город решено возродить.

Но на Западе поиски новых стандартов в градостроительстве идут не только по линии структурной и экономической организации новых жилых районов. На первый план выходят экологические проблемы городов. Если проанализировать новейшие современные градостроительные подходы, то все они будут в той или иной степени связаны с экологией. Теперь человек обязан почувствовать себя частью природы и осознать свою ответственность перед ней, нужно не подчинять себе природу, а спасать ее, и такие города уже создаются. Наиболее известен г. Масдар в ОАЭ, построенный по новым экологическим стандартам архитектором Норманом Фостером. Город очень плотный, этажность средняя, улицы узкие и прохладные. Все системы построены по принципу энергетической самодостаточности (90 % энергии дает солнце). При его постройке использовались только экологически чистые материалы. В городе построен университет. Не есть ли это прообраз стандартного города будущего?

Таким образом, в мире формируются экологические городские стандарты городов XXI в. Постепенно они, видимо, распространятся на все европейские страны. Не удивлюсь, если в Евросоюзе гражданам будет нерекомендовано посещать города, не соответствующие определенным экологическим стандартам. Для ряда городов Индии, Азии и Африки, а также для мест атомных аварий такие рекомендации уже имеются. Есть же запрет на использование экологически «грязных» автомобилей, самолетов и судов.

Подобные экопроекты возникают повсеместно. Город перестает быть просто набором домов. В нем появляется целый ряд технических систем, контролирующих все городские процессы. Можно назвать этот этап развития градостроительства эко-технологическим.

Таким образом, город XXI века — это не только архитектурное произведение, это, перефразируя Ле Корбюзье, машина для жилья и взаимодействия с окружающей природой. Россия велика, климатические зоны в ней разные и города должны быть разными. Но порядок взаимодействия города с окружающей природой везде должен быть единым: везде должен осуществляться контроль за городскими выбросами (в том числе и в атмосферу), минимизированы все формы энергетического, водяного и теплового потребления, должны присутствовать все основные виды социальных структур.


Выводы

РААСН должна сохранить и упрочить лидерство в решении основных проблем в области градостроительства. В этой связи можно выделить три направления деятельности РААСН:

• научное обеспечение градостроительной деятельности: разработка прогнозов развития градостроительства; создание Градостроительной доктрины и Генеральной схемы расселения, в увязке со схемой пространственной организации развития страны;

• совершенствование основ градостроительного законодательства: переработка Градостроительного кодекса и закона № 94-ФЗ; формирование законодательства, которое жестко регламентировало бы финансовую политику в области градостроительства и создавало условия для самодостаточного развития городов и других муниципальных образований;

• создание методики разработки основ проектно-планировочной документа

Кол-во просмотров: 12600
На правах рекламы
Яндекс.Метрика